Один день из жизни дайвера

English Version

Все персонажи и события этого рассказа вымышленные.

Любые совпадения с реальными людьми и событиями - случайность.

Апрельское утро выдалось жарким, но ветреным. Клочья облаков отбрасывали на терракотовые горы тени, похожие на бегущих лохматых собак. Низкий белый туман скрывал подножья горы острова Тиран, поэтому казалось, что остров парит в воздухе над черно-белым морем.

Инструктор по дайвингу Александр Пивоваров шел на работу по пыльной дорожке, покуривая сигарету и лениво отмахиваясь от мух. День обещал быть простым, гостей на лодке не много, в основном сноркеля[1] и дайверы, три интро[2] – не в счет, это не работа для опытного инструктора. Мысли Саши были далеки от работы: вечером он должен позвонить Марине по поводу освободившейся комнаты в ее квартире в Хадаба. Жильем своим Саша был доволен, но сосед-итальянец был слишком разговорчив, да и Марина нравилась Саше. Жить вместе – это повод для нового романа, а может быть, и для чего-то большего. Тем более предложение жить вместе исходило именно от нее. Главное, не напугать Марину ухаживаниями при встрече сегодня вечером. Вести себя официально, вежливо, театрально считать деньги и свою выгоду от совместного проживания, а там посмотрим.

Порт встретил Сашу привычной суетой и толчеей. Маленький Шаркс Бэй давно следовало бы расширить и привести в соответствие с тем потоком туристов, который проходит тут каждый день. «Хоть бы сидения для гостей сделали, стыдно же»,  в сотый раз подумал Саша, опершись спиной о столб и отвернувшись от группы. Закуривая, он стал прикидывать план на день: волна была не то чтобы сильной, но вполне ощутимой. Если идти сразу на риф Вудхауз, то сноркелей укачает, а рисковать нарваться на жалобы гостей из-за трех дайверов явно не стоило. Поэтому Саша решил пойти на Гордон – пусть и не самый интересный риф, зато безопасно и волны нет. «Потом в лагуну, отныряем интров, пообедаем и посмотрим. Будет волна – прыгнем на Вудхаузе, не будет – можно и Джексон: красиво, но уж больно сильные течения бывают, как бы опенков[3] не напугать».

Главной задачей Саши на сегодня было сделать два дайва с группой из трех дайверов. Все трое – итальянцы. Отец и сын пару дней назад закончили с Сашей курс OWD и сегодня первый раз ныряли с лодки. Полный и пожилой Доменик считал себя опытным, бывалым дайвером, хотя до сих пор имел сертификат OWD и отдаленное представление о том, что такое плавучесть. Плавать с ним было выгодно: пятнадцатилитровый баллон Доменик брать стеснялся, а двенадцатилитровый уговаривал минут за тридцать. Так что дайвы с ним получались короткие – не замерзнешь и на чай с сигаретой времени хватит.

Лодка подскакивала на волнах как будто нерадивый капитан то и дело, не сбрасывая скорости, переезжал лежачих полицейских, а потом падала вниз и поднимала тучи брызг, которыми холодный ветер окатывал кутающихся в полотенца отдыхающих. Впереди, уже совсем близко, был виден остов Луллии, по которой можно издалека найти риф Гордон. У рифа волна стихла, гости начали немного оживать и потянулись на нижнюю палубу за чаем, а матросы стали ловить кошкой бывший когда-то давным-давно белым потрепанный канат от самой правой шамандуры[4]. Ветер не стихал, и Саша увидел, как с верхней палубы в море полетела красная панамка. «Можно было бы достать», - подумал Саша, но прыгать в воду совсем не хотелось, и чья-то маленькая беда так и осталась одним из воспоминаний о поездке.

Саша позвал трех дайверов в каюту и начал брифинг. Доменик внимательно смотрел на развернутую картинку, а отец с сыном тихо о чем-то переговаривались и улыбались. Саша думал совсем о другом: вечерняя встреча волновала его гораздо больше, чем предстоящий дайв и мыслями он был в Хадаба, как музыкальный автомат произнося годами заученные фразы и водя ручкой по плану сайта.

Закончив брифинг, Саша налил себе чай, закурил сигарету и спрятался от ветра на ящике со льдом, поглядывая на копошащихся дайверов и улыбаясь своим мыслям. Докурив, он сунул бычок в стакан с недопитым чаем и натянул верх костюма. Отец и сын, уже в полном обмундировании, с серьезным видом проверяли свое оборудование. Доменик подошел к Саше, но тот быстро нацепил скубу и, не глянув на манометр Доменика, показал ему «ОК» и направился к дайв-деку. Смачно плюнув в маску и держа ее над головой, как зонтик, он плюхнулся в воду и, немного отплыв от кормы, стал промывать маску в море. Дайверы прыгнули следом, старательно показывая «ОК» на поверхности и тоже занялись своими масками.

«К дайву готовы?»  спросил Саша улыбаясь и получив три «ОК» показал большим пальцем правой руки вниз – сигнал к погружению, который на гладиаторских боях имел совсем другой смысл.

Течения почти не было, и группа медленно набирала глубину. Идти глубоко Саша не собирался, решив для себя, что названные на брифинге 18 метров на дайве превратятся, максимум, в 20, но не более, хоть стадо акул и табун мант – не более двадцати!

Заняв позицию инструктора  лицом к группе, как бы сидя на невидим стуле,  Саша собрал группу, попросил Доменика поддуть BCD и пошел в сторону склона, решив для начала показать не слишком опытным дайверам развлекуху, скорее для интро, – пару рыбок-клоунов, которые жили в анемоне рядом с торчащим из песка обрывком стального троса – остатками старой шамандуры. Подразнив рыбок и получив заслуженный укус в палец, Саша наиграно и театрально затряс рукой и ойкнул в регулятор. Сын улыбнулся, прочистил маску и при этом поднял целый фонтан песка, загребая ластами по дну. Саша немного приподнял его за локоть и повел группу дальше. Напевая себе под нос мотивчик итальянской песенки про любовь, он изредка посматривал на дайверов. Отец и сын плыли рядом друг с другом и строго на его глубине, как прилежные школяры, а Доменик, который, по идее, должен был быть его бадди, шел метра на три ниже и позади пары дайверов. Синие ласты с разрезом летали вверх-вниз – Доменик старательно удерживал себя на одной глубине. «Вот и славно»,  подумал Саша,  «минут через тридцать можно будет всех доставать, при такой гребле, дай бог, чтобы ему на полчаса воздуха хватило».

Проплыли сад угрей, и течение начало немного усиливаться. Саша решил подняться метров до пятнадцати, чтобы не проскочить полянку со скатами и заветный угол рифа, за которым, как будто по волшебству, течение пропадает. Но именно в этот момент он увидел, как снизу к группе дайверов поднимается здоровенный наполеон, не менее пары метров в длину. Саша немного опустился вниз и достал из кармана скомканный, видавший виды, белый кусочек вафельного полотенца. Наполеон, как послушный щенок, сначала повернул в сторону Сашиной игрушки свой выпуклый глаз, а потом и сам повернулся и медленно поплыл к нему, по дороге уже начиная вытягивать свои бесконечные губы. Наполеон одним натужным глотком засосал белый клубочек и через пару секунд выплюнул его немного выше Сашиной головы. Дайверы окружили рыбину и с восторгом смотрели на представление.

Убрав облизанный наполеоном клубочек, Саша театрально поклонился сначала рыбине, а потом публике и показал, двигая ладонью снизу вверх, что нужно немного подняться. Доменик явно немного устал, и Саша решил взять его на буксир. Он ухватил Доменика за локоть, но тот демонстративно отдернул руку и показал «ок». «Что  ж, ок так ок, надо подтягиваться к рифу, а то дует все сильнее и сильнее»  подумал Саша. Действительно, течение понемногу усиливалось. Саша постучал шейкером по баллону и приставил большой палец правой руки к ладони левой – «держись ближе к рифу». Доменик смешно семенил ластами под водой и понемногу начал помогать себе руками, а отец и сын взялись за руки.

Риф летел по левую руку от Саши как фасады зданий за окном московского трамвая. Саша улыбнулся неуклюжим попыткам Доменика справиться с течением. Снова показал отцу и сыну знак «держись ближе к рифу» и поплыл помогать Доменику. Тот старательно работал ластами, чтобы удержаться на глубине гида и, тем не менее, постепенно проваливался все глубже и глубже. Саша подплыл ближе и поддержал Доменика за локоть, немного поддув BCD. Оглянувшись на пару, он чертыхнулся в регулятор: отец и сын, по-прежнему держась за руки, плыли к нему.

Течение стало действительно сильным. Выдыхаемый воздух не поднимался наверх, а тысячами пузырьков кружился вокруг дайверов в бешеном хороводе. Риф стал удаляться, но голубоватые очертания Гордона были еще отчетливо видны даже сквозь хоровод пузырьков. Саша, впервые за дайв, стал немного нервничать – тупые, неопытные дайверы действовали глупо, не слушали его и не реагировали на его команды. Нужно было поднимать группу. На двадцатой минуте это грозило жалобами и вечерней разбираловкой с шефом, но до рифа они уже явно не догребут. Для начала нужно было просто собрать всех вместе. Саша что есть силы стал барабанить шейкером по баллону. Не услышать этот звук было просто невозможно. Тем не менее, смотрел на него только Доменик. Смешно, как марионетка в руках неопытного кукловода, он продолжал грести руками и ногами по направлению к Саше. Движения его были дерганые, рваные и пользы приносили мало. Отец и сын по-прежнему держались за руки, но теперь плыли в вертикальном положении, лицом к лицу, методично работая ластами и, тем не менее, понемногу погружаясь глубже и глубже. Саша подумал, что это его выносит наверх, и посмотрел на компьютер. Компьютер невозмутимо показывал тридцать шесть метров. Саша понял, что все это происходит не с ним, что это просто сон и что нужно просто смотреть, что будет дальше. Тем не менее, он внутренне собрался: действовать, нужно действовать… Доменик рвался к нему, правой рукой сжимая складку костюма на уровне груди, а левой продолжая совершать рваные, не имеющие никакого практического смысла движения. Эти движения скорее напоминали судорогу, агонию. Расстояние от него до Саши было метров десять и его силуэт был уже плохо виден в бешеном танце пузырьков. Но Саша видел, что Доменик смотрит на него, старается доплыть к нему, старается держаться на его глубине. Саша ударил шейкером по баллону и показал Доменику большой палец вверх – «всплывай». На реакцию Доменика он не посмотрел – не было времени. Пара отец и сын кружились в медленном хороводе метрах в пяти ниже него. Саша поплыл к ним, вниз, старательно работая ластами и увидел, как будто в замедленном кино, как медленно, очень медленно у сына изо рта выплывает регулятор, но ни отец, ни сын не пытаются вернуть его, а продолжают, будто заведенные куклы, работать ластами и медленно кружиться в вальсе вместе с тысячами маленьких пузырьков. И вдруг Сашу перестали интересовать отец, сын, Доменик, Марина и весь остальной мир, потому что прямо под собой он увидел город. Белые стены этого сказочно красивого города утопали в зелени деревьев со сказочно красивыми бело-розовыми цветами. Совсем недалеко был дом с куполом-полусферой. На лужайке перед домом резвились две собаки. Людей не было видно, но Саша твердо знал, что они тут и они ждут его. Радость наполнила его сердце. Саша хотел только одного – быть там, остаться в этом сказочном городе, встретить людей, которые давно его ждут. Он расправил руки как птица и полетел к своей новой яркой мечте.

 

P.M.

Египет, 12 мая 2011 г.



[1] Сноркель – от английского snorkel. Сленговое название для туристов, плавающих по поверхности с маской и трубкой.

[2] Интро – от английского introduction dive вводное погружение. Также человек, для которого его делают. Изобретение дайвинг-центров Египта, позволяющее людям, не прошедшим специальное обучение, погрузиться с аквалангом на небольшую глубину в сопровождении инструктора.

[3] Опенок – на дайверском сленге Open Water Diver, начальная ступень сертификации PADI.

[4] Чтобы сохранить коралловые рифы, в Египте запрещено бросать якорь. У рифов оборудованы специальные веревки, к которым могут пришвартоваться не более трех прогулочных яхт.